Кот Б@юн (kot_bayun) wrote,
Кот Б@юн
kot_bayun

Голаны сирийские и израильские: от Тель ас-Саки до Кунейтры. Часть 2

Пришло время выложить вторую часть путешествия по Голанским высотам, рассказ о котором был начат пару-тройку месяцев назад.
Выехав из Тель-Саки, мы продолжаем движение по сирийско-израильской границе на север и всё глубже забираемся в Голанские высоты, наполненные воспоминаниями о боях сначала Шестидневной, а затем и войны Судного дня.



То тут, то там по обочинам дороги продолжают виднеться заржавевшие останки танков и бронетехники той поры...


... заброшенные бункеры и расстрелянные здания...


... и наблюдательные вышки.


Слева и справа — постоянная колючая проволока с напоминанием о до сих пор не зачищенных минных полях.


А впереди — длинная нескончаемая и практически прямая змейка ровной асфальтированной дороги.


Через примерно 7 километров пути по правую руку мы натыкаемся на очередное знаковое место в истории противостояния израильских и сирийских войск.


У холма Тель Джухадер, более известным в Израиле под названием Гиват Орха, в самом начале войны Судного дня расположилась батарея «Боаз» 405-й артиллерийской дивизии «Намер». Батарея подверглась нападению со стороны сирийских танковых войск и была полностью уничтожена. Остатки танков и артиллерийских установок до сих пор разбросаны здесь среди минных полей.


До Шестидневной войны в Тель Джухадере располагался офицерский бассейн для служащих находящейся тут сирийской военной базы, охранявшей подступы к «Нефтяной дороге». Именно здесь, неподалеку от так называемой Petroleum Road, являющейся частью функционировавшего ранее трансаравийского нефтепровода, развернулись одни из самых кровопролитных боёв войны Судного дня. Ныне тут находится мемориал в память о погибших в 1973 году солдатах 53-его бронетанкового батальона «Софа» 188-ой танковой бригады «Барак». Некоторые из бойцов пали в ходе битве за стратегически важные находившиеся неподалёку перекрёстки, некоторые попали плен к сирийцам и затем их тела нашли со связанными руками, завязанными глазами и простреленными затылками.


Говорят, ещё год назад с этого холма был прекрасный вид на бушующие буквально напротив военные действия на территории Сирии. Сюда съезжались любопытные израильтяне, чтобы «посмотреть на дерущихся между собой на востоке соседей».



Продвигаясь дальше на север по 98-й трассе, менее чем через километр мы въезжаем на так называемый «Перекрёсток подвешенного джипа». Здесь на небольшом железном электрическом столбе ещё со времён войны Судного дня (напомню – 1973 год!) подвешен настоящий советский ГАЗ-69.



До 80-ых годов эти места были под наблюдением и защитой Седьмой бронетанковой бригады «Са'ар ми-Голан» («Хатива 7»), где в моде были такие неординарные обозначения, как рисунки черепов, перевернутые автомобили и другие художества. На установленном в столь необычное положение автомобиле один из израильских солдат, замутивших этот любопытный артефакт, написал тогда «Не зови меня чёрным, я танкист!» ("אל תקרא לי שחור אלא טנקיסט"), но со временем надпись исчезла. Зато перекрёстку в военной среде добавилось название «Не зови меня чёрным». Говорят, что сейчас в ржавой машине живут птицы, однако при нас они либо спали мёртвым сном, либо все улетели на юга.


Если ехать с перекрёстка вперёд, то можно добраться до водохранилища Бутмия (известное также как Змеиное озеро), заехать на бывший вулкан Тель Перес и уткнуться в сирийскую границу. Говорят, что армия не делает проблем желающим приехать только на воды Бутмии, даже несмотря на знак, установленный у перекрёстка, но мы решили не рисковать и свернули налево. Хотя, пожалуй, искупаться было бы неплохо – погода стояла солнечная, глубина водохранилища достигает 7 метров, да и вообще, говорят, русские рыбаки туда любят ездить на рыбалку.



Дорога тем временем вела нас дальше на север. По обочинам всё так же были разбросаны танки и другая бронетехника, которой здесь в избытке. Говорят, нет больше на земле такого места, где одновременно можно увидеть настоящий немецкий Pz IV и советский БТР-152, Штурмгешуц-3 и StuG-3, Jagdpanzer и Т-34 не в музее, а на поле битвы, словно застывшие в бою.


Где-то здесь же в одной из небольших деревень до сих пор стоит бронеавтомобиль иорданского легиона 1938 года. Неподалёку, у деревни Тель-Дан в Баниасе, по слухам, до сих пор лежит перевёрнутый танк, останки членов экипажа которого, согласно легенде, до сих пор находятся внутри, а души убитых танкистов каждое полнолунье возвращаются к своей машине…


Развалин, сохранивших на себе отпечатки прошедших в этих краях сражений, по обочинам также в избытке.


В какой-то момент из-за холма на нас вынеслись несколько бронированных ООНовских джипов и, не сбавляя скорости, пронеслись мимо, скрывшись за очередным нагорьем.


Через примерно 14 километров от перекрёстка Джипа по правую руку на холме Тель-Асания расположились 10 ветряков-электростанций самого восточного израильского киббуца, снабжающие электроэнергией соседние поселения.


Согласно информации из Сети, ветряки вырабатывают около 12 миллионов киловатт в год, обеспечивая практически всё население Голанских высот.


Дорога, ведя дальше зигзагом на север, выводит прямо к подножию горы Авиталь. До 1967 года гора служила тренировочным лагерем для сирийских террористов и называлась Тель Абу Нида, а после войны Судного дня на ней окончательно обосновались израильские военные.


С этого наблюдательного пункта отлично просматривается большой участок сирийской границы и разрушенная Кунейтра, которая и служит нашей окончательной целью. Проезжая мимо, мы были полны уверенностью, что вся Авиталь является израильской военной базой и въезд на неё закрыт.


И это была наша ошибка. Да, в основном там действительно не сильно покрутишься, но часть горы открыта для туристов и с расположенного на соседней горе Бенталь специального вью-пойнта открывается просто шикарный вид на близлежащие сирийские территории. Туда мы заедем в следующий раз, когда я наконец-то обзаведусь новым фотоаппаратом с более серьёзным зумом (надеюсь, что это будет новый Canon SX70 с обещанным компанией 100-кратным оптическим увеличением, а не 30-кратным, как у меня).


Прямо у подножья Авиталя недалеко от шоссе разбросаны оставшиеся с середины прошлого века полуразрушенные сирийские казармы.


До 1967 года тут рядом располагался небольшой сирийский населённый пункт Алика. Деревня была разделена на две части. С левой (северной) части, звавшейся Алика Джанубия, там, где нынче находится Маром Голан, по состоянию на 1960 год жили 559 человек. С правой (более южной), с названием Алика Шаалия - всего 193. Именно здесь, южнее, до Шестидневной войны располагалась военная база сирийской армии, разрушенные здания которой до сих пор используются. Только сейчас уже израильскими военными во время учений.


И вот мы наконец-то оказываемся у перекрёстка «Фасадного дома» (צומת בניין החזית), названного так в честь штаба сирийской армии, находившегося на окраине Кунейтры и служившего фасадом этого города для въезжающих в него с запада. Собственно, он-то нам и нужен.


Вот он, бывший фасад Кунейтры, штаб вооружённых сил Сирии.



* продолжение следует...
Tags: israel, photo, trips, отчёт
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments