Кот Б@юн (kot_bayun) wrote,
Кот Б@юн
kot_bayun

Музей Дубровина, Бат-Яар, Мицпе Нимрод и другие малоизвестные места Верхней Галилеи. Часть 2.

К сожалению, в один рассказ моё повествование о прогулке по Верхней Галилеи не поместилось - ЖЖ не пропускает слишком много букв, а картинки с "Гугл-фото" линкуются с каким-то совершенно неприличным количеством знаков. Поэтому пришлось разбить отчёт на две части. Первая часть была вот тут, а сейчас перед вами второй раздел саги. В прошлый раз мы побывали в кибуце Фарод, на ферме Саба Хабиб, на винодельне Galil Mountain и подъехали к спрятанной в лесу удивительной избуше. Это оказалась ферма "Хават Бат-Яр".



Лошадиная ферма «Хават Бат-Яар», лес Бирия
Шикарное ранчо, скрытое от многочисленных глаз и неизвестное среднестатистическому туристу, существует в этих краях уже довольно давно — с 1985 года.


Чем руководствовались основатели, называя своё детище «Дочь леса», непонятно — то ли любовью к остроухим эльфийкам, то ли желанием привлечь сюда лесных нимф. Но первым делом они притащили сюда два старых железнодорожных вагона, перевозка которых стоила дороже, чем они сами. Но надо было создавать атмосферу.


Затем были куплены 4 первые лошади и понеслось! Сегодня те, кто знает о существовании этого волшебного места, возвращаются сюда снова и снова.


А тем, кто ни разу здесь не был, попробую посоветовать однажды сюда доехать и, присев за деревянный стол, насладиться таким шикарным видом на долину, какой далеко не везде вы сможете найти.


Вы сможете покататься на лошадях, пострелять друг в друга из лазерного оружия наподобие пейнтбольного, поиграть в Тарзана в шикарном веревочном парке, покатать шары в боулинге. Ну и, разумеется, нельзя пройти мимо местной кухни, некоторые блюда которого настолько аутентичны, что рецепт не меняется на протяжении около 70 лет. Именно таковым является «назид ха-бокрим» — ковбойский суп из мяса и фасоли, которым посетителей угощают прямо из огромного подвешенного над костром казана.


А бесподобное мясо, на котором специализируется местный ресторан, настолько мягко, что тает во рту, не требуя даже какой-то минимальной подливки или соуса. (мясо я люблю и могу оценить, когда есть что оценивать)


Кстати, о главном, а точнее, о деньгах. Игра в Тарзана на веревочном маршруте, раскинутым по подвесным мостам, обойдется каждому желающему в 30 шекелей. Столько же стоит игра в боулинг или 4 круга верхом на лошади по огороженному манежу. Пострелять друг в друга, повалявшись в полном обмундировании в грязи с автоматом выйдет вообще всего в 20 шекелей на нос. И лишь часовая прогулка в седле по окружающему ферму лесу обойдется несколько дороже — 140 шекелей на каждого участника.


А вот по поводу ресторана уже необходимо договариваться в зависимости от цели заказа. Одно дело приехать сюда и хорошо пообедать, а другое — закатить свадебную вечеринку или безумный мальчишник с возможностью переночевать, развалившись без сил в огромном шатре или установленной тут же кибитке.


Короче, пожрали, пора и честь знать. Где-то, наверное, ждёт дом, в котором после еды и выпивки было б хорошо поспать. Однако, хрен! Буквально в 5 минутах пути находится небольшое местечко Амука, где, куда ни глянь, заросли настоящей сирени. То есть, цветёт по весне здесь всё — и ирисы, и тюльпаны, и боярышник. Но главное — с детства дорогая сердцу сирень, запах которой здесь растекается по всей возвышенности. И захватывающий вид до самой горы Хермон. А ещё в 10 минутах пути отсюда находится знаменитая долина Хула.


Сюда дважды в год слетаются миллионы перелетных птиц (да-да, я не ошибся, по данным орнитологов за один сезон здесь пролетает около 500 миллионов пернатых), держащих путь из северных стран на африканский континент и обратно. Но сам заповедник мы сейчас посещать не станем, туда стоит поехать на целый день, а заскочим еще в одно любопытное место — в усадьбу Дубровина.

Музей Дубровина («Хават Дубровин»), Ясод Маале (Хула)
На рубеже 17−18 веков в центральных районах Российской империи возникло странное течение среди помещичьих крестьян — «субботники». Это была секта христиан, соблюдающая шабат, выполняющая еврейские предписания и почитающая еврейские праздники и законы. «Иисус Христос — еврей, значит и мы должны хранить те ценности и скрепы, что были дороги ему», — говорили они.


Одним из членов секты был Йоав Дубровин, родившийся в зажиточной семье в Астраханской области в 1831 году. Пресытившись сытой, но безыдейной жизнью, он принял иудаизм, взял жену, четырех детей, еврейский молитвенник и, вырвавшись из сложившихся устоев, в 1903 году с группой соратников переехал поближе к своему Богу, обосновавшись в Западной Галилее у долины Хула. Купив на собственные средства землю в этих краях, он прибрел также сельскохозяйственное оборудование и, построив усадьбу, основал небольшую ферму. Напомню — главному переселенцу было на тот момент 72 года.


С каждым годом ферма разрасталась всё больше и больше, увеличивая поголовье лошадей, коров, кур, гусей. Продукция, выращенная на здешних полях, завоевывала награды на различных сельскохозяйственных выставках, проходящих в 20-30-ых годах XX столетия. И, самое смешное, что сам Йоав так и не заговорил на иврите — с русского ему помогали переводить собственные дети и внуки, родившиеся уже в Эрец-Исраель.


Занимаясь животноводством и сельским хозяйством, детьми, а после их смерти и внуками, преданный идеалам настоящего сионизма, Дубровин дожил до возраста 104 года.


Нынче «Усадьба Дубровина» представляет из себя что-то среднее между музеем российских переселенцев и залом торжеств, где устраивают свадьбы, бар-мицвы и другие торжественные мероприятия. Сюда можно приехать и просто попить кофе, посетив усадьбу и собственными глазами увидев, как жили первые репатрианты той поры, на чём они спали, чем ели, как прожигали жизнь.


Среди воссозданной обстановки жизни тех времен молодому поколению, родившемуся в XXI веке, множество предметов окажется почти незнакомым. Не менее интересно видеть глаза пожилых людей, устремленных на старинный увесистый утюг, медные подстаканники или ножную швейную машину Zinger. «Я помню, у нас такая же была», — обязательно воскликнет кто-то.


Здесь находится старый колодец, к которому Дубровин приспособил специальные зубчатые колеса, чтоб домашний буйвол, ходя по кругу и вращая их, поднимал цепь с ведром, наполненным водой.


В одной из комнат стоит сделанный из цельного спила дерева стол. В наше время такой «шик» на свою кухню доступен не каждому – цена на подобные столы варьируется в районе 2,5-3 тысяч долларов. Здесь растет дерево, посаженное в 1990 году 6-ым президентом Израиля Хаимом Герцогом во время его визита на территорию усадьбы. Серп, коса, вилы, старая печь, разнообразная утварь тех времен — всё это можно увидеть при посещении фермы.


Хотя, если говорить начистоту — если вы заехали сюда пообедать, то да, заодно пройдитесь по этому музею и окунитесь в атмосферу столетней давности. А вот специально ради этого сюда ехать через полстраны явно не стоит.
А что же нам предлагает местный ресторан? Скажу честно, мне там поесть не удалось, кофе, который мы там пили, вполне обычный, особого восторга не вызвал, а вот, что пишут люди на TripAdvisor: «Отличное место для проведения свадеб», «Салаты отличные, цыпленок и мясо ягненка — сочные и вкусные. Шоколадная помадка на десерт — высокого качества», «Рекомендуется в качестве ланча после путешествия». Ценник, правда, говорят, выше среднего. А нам для охлаждения предложили слабоалкогольные коктейли со льдом.


Стоит отдельно отметить, что ресторан кошерный, и это один из серьезных минусов данного заведения — оно закрыто по пятницам вечером и по субботам. А это значит, что работающие обычно по будням люди, никак не смогут сюда попасть. Это не единственное такого рода заведение, которое из-за кошерности теряет огромное количество посетителей.

Также любопытно, что когда-то, пока сторонники «зеленых» и любители животных не запретили повсеместно фуа-гра, здесь была потрясающая кухня из гусятины. А ещё, если верить бывшим посетителям этого места, здесь подавали изумительные стейки из кенгуру. Сейчас внутри есть небольшой кинозал, где показывают 15-минутный небольшой фильм, повествующий о событиях времён столетней давности.


Ну вот и всё. Солнце начинает медленно катиться в сторону горизонта, и дорога зовёт домой. И, выехав вновь на 90-е шоссе, вы уже в предвкушении отдыха. Но нет, подождите! Давайте на минуту заедем в Рош-Пину. Здесь есть ещё одно место, о котором нельзя не рассказать.

Смотровая площадка «Мицпе Нимрод», Рош-Пина
Не так далеко от въезда в Рош-Пину на склоне горы находится небольшая обзорная площадка, получившая название «Мицпе Нимрод».


Отсюда открывается потрясающий вид на близлежащие долины Галилеи, а в хорошую погоду видно снежную шапку Хермона на севере и Голанские высоты на востоке. Но самое главное даже не это. Как издревле повелось в Израиле, каждый клочок земли знаменит своей исторической подоплёкой. Данная обзорная площадка обустроена отцом сержанта Нимрода Сегева, погибшего во время второй Ливанского войны.


Битва при Айта аш-Шаб, случившаяся в начале августа 2006 года, навсегда осталась одним из чёрных пятен в биографии израильского военного командования. После захвата членами террористической организации «Хезбалла» двух израильских солдат, на южно-ливанскую приграничную деревню Айта аш-Шаб, где скрывались террористы, были брошены несколько батальонов израильского десанта. Стратегия атаки не была толком выработана, и в течение почти двух недель велась бессмысленная перестрелка между бойцами «ЦАХАЛа» и сотней арабских боевиков, результатом которой стал подбитый израильский танк «Меркава», 13 убитых израильтян и около 50 уничтоженных террористов. Похищенные военнослужащие так и не были обнаружены, деревня так и не была захвачена, а неоправданные потери стали расплатой за необдуманность действий.


Сегодня на подъёме на смотровую площадку установлены 4 большие каменные плиты с именами бойцов, оказавшихся 9 августа в том самом подбитом израильском танке, – Нимрод Сегев, Гилад Штокельман, Нир Коэн и Ноам Гольдман.


Сюда часто приходит отец Нимрода, обустроивший это место с целью поведать историю гибели своего сына, который никак не должен был там оказаться и который любил сидеть здесь с друзьями и играть на гитаре. На самой обзорной площадке установлен стационарный аудиогид, который любому желающему расскажет о той трагической истории на иврите или английском языке. Также здесь установлен смотровой бинокль.


Любопытна история канадского флага, развевающегося над площадкой. В один из дней Хези, отец Нимрода, в очередной раз, желая поделиться историей о сыне, проводил на этом месте свою небольшую экскурсию. В группе присутствовали иностранцы, один из которых ненавязчиво спросил, почему при столь сильной любви к собственному ребенку, тот до сих пор не устроил ему памятный мемориал. «На мемориал нужны средства», — невесело ответил Хези. «Если дело только в деньгах, могу предложить свою помощь», — возразил неизвестный, оказавшийся известным канадским миллиардером. Закончилась история тем, что канадец выделил на обустройство и содержание мемориала около 200 тысяч долларов, запретив при этом где-либо упоминать свое имя. Единственным выходом хоть как-то выразить свою благодарность стало водружение флага Канады в честь государства, где родился и вырос пожелавший остаться неизвестным бизнесмен.


Хези Сегев до сих пор любит встречать здесь гостей. И пока он говорит, откуда-то сверху, с 8-метровой высоты, разносятся по склону звуки воздушных колокольчиков «музыки ветра», ненавязчиво наигрывающих легкую мелодию, ноты которой меняют свою тональность с каждым новым дуновением ветра.


На этой грустной, но насквозь пронизанной израильской действительностью, ноте, стоит, пожалуй, закончить повествование о небольших, но чрезвычайно любопытных местах Верхней Галилеи. Всем известно, насколько богата достопримечательностями земля Израиля, но с каждым новым шагом мы открываем для себя их всё больше и больше. И это, похоже, не закончится никогда.


Tags: israel, photo, trips, отчёт
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments